niaz1977@gmail.com (kukmor) wrote,
niaz1977@gmail.com
kukmor

Category:

Изнанка благотворительности в России. Согласны с выводами?

Чем хорошо вынужденное затяжное безделье - от скуки мозг начинает додумывать ранее недодуманное и сводить воедино ранее не сведенное. По итогам новогодних праздников, признаюсь честно, я не придумал ничего сверхъестественно прекрасного, нового и уникального, зато наконец-то смог сформулировать то, что давно раздражает и мешает жить. Сформулировал в первую очередь для себя, ну и для вас тоже, само собой.

Тезисно и кратко эта мысль такова: российская благотворительность в ее нынешнем виде суть явление абсолютно отвратительное, убогое, лишенное будущего и подлежащее незамедлительному уничтожению.

1. В каждом утюге.

Это первое, что меня раздражает в российской благотворительности. Ее реально стало чересчур много - и это я говорю не как руководитель и предприниматель, ненавидящий любую конкуренцию, а как рядовой пользователь соцсетей. Единственно доступным и самым эффективным инструментом распространения информации многоуважаемые коллеги и те, кто ими притворяется, пользуются так яростно и с упоением, что в ФБ, ВК и далее по тексту уже соваться страшно. Сплошное помогай-помогай и спешите причинить добро, 24 часа, 7 дней в неделю. Это просто жуть какая-то, товарищи. Избыток информациии, тем более подаваемой назойливо и принудительно, рано или поздно вызывает отвращение к предмету. Со мной такое уже случилось, и не далек тот день, когда отвращение примет массовый характер. Любой рынок живет по синусоиде, вверх-вниз. Предыдущие пять лет были годами бурного роста частной благотворительности. И благотворители доигрались до того, что сами сдвинули кривую вниз - никакие кризисы не сократят участие обычных людей в финансировании благотворительности так сильно, как чрезмерная активность благотворителей.

2. Профессиональные попрошайки. Давайте сразу договоримся - в этом термине нет ничего обидного. Просто отрасль нужно сразу же поделить на профессиональных благотворителей и профессиональных попрошаек, чисто понятийно. Первые - это те, кто собирает деньги для третьих лиц. Благфонды, отдельно взятые волонтеры и прочее. Вторые собирают, условно говоря, для себя. И это, за редким исключением, мамы детей-инвалидов.

Колоссальный вред отрасли, сформулированный в предыдущем пункте, приносят и те, и другие. С первых больше спрос, потому что если ты профессионал - ты профессионал, ко вторым - неоднозначные претензии морального плана. Освоив нехитрую науку регулярного постинга и обналичивания электронных денег, очень многие мамы делают собирательство пожертвований своим личным бизнеском. И проблема вовсе не в том, что они не платят с этого бизнеска налоги, хотя по ГК вроде как должны (сейчас вступает дружный хор возмущенных голосов с арией про людоедское государство, толкающее мать на паперть, и далее по законам жанра). Заткнись, дорогой хор, я тебе сейчас историю расскажу.

Год назад мы взялись просчитывать проект социализации мам-инвалидов. Суть проекта в следующем:

- фонд оплачивает спецкурс ухода за тяжелобольными детьми для студенток медучилища; студентки получают вполне монетизируемое допобразование, но обязаны год отработать сиделками-няньками на дому у подопечных фонда;
- мамы получают бесплатных нянек, но должны выйти на работу, причем вбелую - с официальным трудоустройством и всеми сопутствующими документами;
- фонд еще и помогает мамам в трудоустройстве, по крайней мере у нас больше шансов нормально поговорить с руководителем предприятия, чем у сотрудников биржи труда;
- мама должна не просто выйти на работу - она должна проработать минимум год, и зарплата должна быть больше суммы пособие по уходу за нетрудоспособным + два региональных прожиточных минимумов + средняя по городу зарплата сиделки.

Варианты таких трудойстройств были. Студентки медучилища согласились с огромным энтузиазмом. Угадайте, какое количество мам выразило готовность переквалифицироваться из несчастной мамочки крохотного страдающего деточки в полноценную и самостоятельную единицу общества, способную кормить себя, своего ребенка и содержать сиделку? Правильно, ноль. Аргумент был просто убойным: никто не сможет ухаживать за моим малышом так, как я. Давайте вы просто будете отдавать мне ту зарплату, которую собирались платить сиделке, а я так же буду сидеть дома.

Теперь догадайтесь, каков среди участниц несостоявшегося эксперимента процент собирательниц денег на лечение в соцсетях, и паззл сразу сложится.

3. Полная, тотальная бесконтрольность. Я тут уже связки сорвал орать на каждому углу о необходимости контролировать расходование средств, переданных благотворительным организациям, и контроль этот - в первую очередь задача жертвователя, потому что никому, кроме вас, мы не обязаны докладывать по первому свистку, куда потратили ваши кровные. А потом решил провести эксперимент. И вот уже достаточно длительное, а по моим меркам - совершенно недопустимое время мы не публикуем никаких финансовых отчетов. Вообще. Про количество людей, начавших задавать неудобные денежные вопросы, вы, наверное, уже догадались.

Мне, конечно, безумно приятно и лестно доверие публики, как наших постоянных спонсоров и жертвователей, так и тех, кто единовременно поддался порыву. Но, блин, вооруженный логическим мышлением интеллект рисует совершенно жуткую картину: можно годик поработать журналистом-надомником, попостить в соцсетях красивые тексты с умилительными фоточками, пару-тройку отчетов, которые один хрен никто не проверяет - и безбедно жить, собирая с сердобольных сограждан любые деньги. Подчеркиваю: любые, все зависит от креативности и активности собирателя. И никакой ответственности, совершенно. Это даже круче, чем обнал и торговля героином, вместе взятые, потому что посадить практически невозможно. Госконтроль всегда слабее общественного контроля, а общественного контроля за индустрией благотворительности практически не существует.

4. Политота. Благотворительность - это социально одобрЯемая форма протеста. Если ты публично занимаешься благотворительностью, причем не в качестве мецената, а в качестве организатора, вокруг тебя рано или поздно соберется команда почитателей и сподвижников, как в соцсетях, так и в реальном мире. Люди начинают считать тебя своим лидером, а человеческий мозг так устроен, что лидер в каком-то конкретном вопросе для многих автоматически становится еще и неким духовным авторитетом. Чувствуя за собой поддержку какой-то части социума, бывший благотворитель-организатор начинает ощущать собственный вес, собственный социальный капитал и очень часто принимается капитализировать его через политику. Это же так соблазнительно: с влияния на судьбы отдельно взятых сирот и инвалидов перейти на уровень выше, к влиянию на судьбы города, региона, а то и целой страны.

Я знаю целую толпу людей, которые пару-тройку лет назад писали один пост о политике на десять постов о благотворительности, а сейчас пишут с точность наоборот: политика, протестные акции и обличение режима по пять раз на дню, благотворительность раз в неделю. Конспирологические неврозы начинают нашептывать простую идею "вся эта ваша благотворительность - проект госдепа", но богатый жызненный опыт позволяет относиться к этому несколько проще. Люди всегда одинаковы, особенно те, кто родился дальше от трубы, чем хотел.

Итого за умильным фасадом из облагодетельствованных деток, накормленых нищих и подобранных животных имеем индустрию бесконтрольного и неуправляемого деньгособирательства, существующую вне правового поля, имеющую потенциал распространения по соцсетям круче любого вируса и сформированную людьми, рано или поздно демонстрирующими политические амбиции. Вот что такое российская благотворительность. Безусловно, у нас огромное количество народу делает огромное количество хороших и правильных дел, но еще большее количество народу тупо собирает огромное количество денег и радостно топает по проторенной дорожке от сбора игрушек в детдом через протестную активность к креслу депутата регионального заксобрания. Я не знаю, они изначально были говном и все заранее спланировали, или скурвились по пути и воспользовались внезапно открывшимися возможностями. Более того, я вообще не уверен, являются ли они говном - возможно, гражданская активность приводит к обострению гражданского сознания, и последнее требует немедленно начать наводить порядок в стране государственно-властными инструментами. Но алгоритм, мягко говоря, не уникален. Примеры - сплошь и рядом, и ни один из этих примеров на моей памяти не сделал ничего путного. Опять же не исключен вариант того, что творить добро и счастье в государственных масштабах этим примерам мешает система, противостоять которой в одиночку сложно, и эти примеры просто сидят и ждут, когда правильные люди снесут систему, после чего сразу же начнут работать с былым надрывом и самоотречением - на этом предположении, как верно подметил Пелевин, и держится весь механизм нашего молодого народовластия.

Что делают обособленные деятели и монументальные титаны индустрии в этих условиях? А ничего. То есть ничего такого, что могло бы изменить ситуацию в корне, но много того, что позволяет воспользоваться этой ситуацией с максимальным просмотрово-рублевым эффектом. Совершенствуют инструменты собирательства. Оттачивают фандрайзинг. Денно и нощно работают с социальным капиталом, пестуют талантливый райтеров, прикармливают умелых репостеров. Ширят и множат свои благодеяния по мере сил. Активность обратно пропорциональна уровню доходов учредителей и руководителей благфондов: чем жирнее коммерсант, содержащий команду благотворителей, тем менее активны благотворители в части сбора средств; максимальную активность проявляют граждане, не имеющие иных источников доходов, кроме законных 20% от собранных пожертвований. И в результате имеем то, что имеем.

Что делаем в этих условиях конкретно мы? Тоже ничего. То есть практически ничего вообще от слова совсем. Существующие проекты работают, как работали, призывы дать нам бабла практически не публикуем - противно и обрыдло до тошноты. В этом году, наверное, будет больше акций "про боно", не требующих привлечения финансирования. Денег сейчас станет сильно меньше, конкуренция между собратьями по отрасли наверняка обострится, кто-то начнет объединяться в профсоюзы с целью более лучше вышибать гранты из пока еще не обанкротившихся крупных компаний, кто-то погрязнет в дележе и разборках - все кризисы всегда проходят по одинаковому сценарию. Кончится вся эта петрушка, с одной стороны, сокращением количества активно действующих благотворительных организаций, с другой стороны сжатием рынка благотворительности в целом. Не в части запросов на оказание помощи, с этим проблем никогда не было и не будет - в части финансирования. А мы будем стоять себе в стороночке от всего этого бардака и ковырять себе свою маленькую грядочку. Не потому, что нам глубоко чихать на происходящее - вот лично мне, например, все вышеизложенное глубоко небезразлично. Просто я не знаю, что со всем этим делать. Я как тот Катон, знаю, что Карфаген должен быть разрушен, но понятия не имею, каким именно образом.

Но если вдруг додумаюсь - вы первыми об этом узнаете. Хорошего дня, друзья.

Оригинал взят у xacanoff в Российская благотворительность: Карфаген должен быть разрушен.



Tags: РОССИЯ
Subscribe
promo kukmor август 10, 00:01 1807
Buy for 60 tokens
Игра в ШАРИКИ! Здесь ;-)…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →