а это его блог, Аксанов Нияз

АКСАНОВ НИЯЗ

Вместо того, чтобы пытаться оправдать ожидания других - лучше определи свои собственные...

Previous Entry Share Next Entry
Дневник одного мальчика. 1925-й год
а это его блог, Аксанов Нияз
kukmor
Интересный дневник и документы почти 100-летней давности опубликовала lidiamp
Дневник вёл ее папа в 14-летнем возрасте. Начал он дневник в ноябре 1925 года, записи в этой тонкой тетрадке охватывают ноябрь 1925 - январь 1926 года.
Привожу ниже целиком ее два поста http://lidiamp.livejournal.com/94711.html и http://lidiamp.livejournal.com/94763.html
(найдено у muzika_dogdia)


"Май - для меня особый месяц, месяц памяти моего отца. В начале мая он родился, а 24 мая ушёл из жизни.
В этом мае ему могло бы исполниться ровно сто лет, папа родился в 1911 году. Он помнил, как в конце апреля 1918 года в Ялту входили немецкие войска. Ему было семь лет, он стоял на балконе и видел, как тянулись колонны и как блестели на солнце каски германских солдат.
Семья была дружная, жизнь до революции текла спокойно, налаженно, благополучно. Детей в семье было двое - мой отец и его младший брат Витя, разница между ними была в три года.




Отец имел небольшой магазин в двух шагах от дома, в котором они жили. После революции этот магазин у него отобрали новые власти, а он и его жена стали лишенцами, согласно Конституции 1918 года.
Мой отец не ходил в школу, он обучался на дому - у соседа, который был его старшим другом, наставником, образцом для подражания. Отец называет его в дневнике сокращённо - "Вл. Вл.". Его сестра (или жена?) - "Н. Вл." - обучала моего отца, когда он был подростком, игре на фортепиано. В 1926 году отец сдал экзамены за пройденные курсы восьми классов по всем предметам и поступил в старшие классы ялтинской трудовой школы, где проучился два года. После этого он получил аттестат о среднем образвании.

У нас чудом сохранился дневник, который вёл мой папа в 14-летнем возрасте. Начал он дневник в ноябре 1925 года, записи в этой тонкой тетрадке охватывают ноябрь 1925 - январь 1926 года. Совсем немного, к сожалению. Тетрадь закончилась. и я никогда не узнаю, вёл ли папа записи после, и куда делось продолжение дневника. Но я счастлива и тем, что остались эти бесхитростные, подробные записи о самых простых домашних делах и мальчишеских развлечениях братьев, их интересах, друзьях, занятиях. Я привожу их с сокращениями, выпуская несущественные слова, повторы, а также то, что является слишком личным.
Обыденная жизнь обычного мальчика... И всё же, мне кажется, атмосфера ТОЙ жизни присутствует в этих детских записях, и этим они могут быть интересны кому-то, кроме меня. Мне-то в этом дневнике дорога каждая буква, каждая запятая и каждая завитушка на полях.
У нас есть фотография 1927 года, где 16-летний подросток, мой отец, рядом с молодым человеком. Когда папы не было уже с нами, я, перебирая фотографии, наткнулась на неё и спросила у мамы, с кем это папа сфотографирован. Мама ответила, что это его учитель и друг, человек, оказавший на папу очень большое влияние, когда он был подростком. Значит, это и есть "Вл. Вл." из дневника. Вот эта фотография


А вот этот дневник:





ДНЕВНИК ОДНОГО МАЛЬЧИКА

1925 год
28 ноября, суббота
Сегодня суббота, и, следовательно, немало хлопот. Придя с занятий в 10 ч., я до часу дня провозился с уборкой, убрал и замёл всё, помыл спальню, постирал себе брюки и рубашку и нажарил картофеля. За всё это Витя принёс вязанку дров – хворосту и обязался вынести вёдра и налить полную выварку воды…
После читал, пока не разболелась голова, «Хижину дяди Тома», читанную раньше два или три раза, а затем скучал от ничегонеделания, хотел было писать стихи, да как-то нет настроения. Ну, впрочем, пора кончать, так как нет керосина, а лампа пуста. Надо идти, чёрт возьми, в кооператив или занять у тёти Груни.

29 ноября
Дождь лил с самого утра до часов 2-х-3-х. Водопад вырос до огромных размеров. В горах масса мелких водопадов. Залило весь двор, улицы, словом, всё. По случаю такого дождя мама осталась сегодня дома, а я утром в постели сочинил стихи. Позавтракав, я принялся читать, а затем сочинять черновик письма к Славе. Письмо вышло длинное, 4 с лишним страницы. Теперь только надо купить почтовой бумаги, конверт и марку, и дело в шляпе.
После этого мама начала убирать столовую. Я разозлился на Витю, думая, что он спрятал мою тетрадь, и так его треснул, что он упал на пол и закричал, как резаный. Кричал он, впрочем, не без малой доли притворства. Я… разозлившись, ушёл к Н.Вл., но так как у них шла уборка, то я вернулся домой и ушёл гулять.
Нечаянно я пришёл в балку и здесь был поражён красивым зрелищем: мутный поток мчался по каменистому ложу, с рёвом ударяясь о камни и пни. Везде масса воды! Я так был восхищён этим, что сочинил сейчас же стихи. Ну, положим, не сейчас же, а всё время, пока шёл там и дома уже дописал третью строфу.
Поев блинов с повидлом и «побесившись», как выражается мама, с Витей, я принялся за уроки и сделал всё, кроме ботаники. Ложусь спать.

1 декабря, вторник
Воистину – понедельник тяжёлый день, как говорят люди. Вчера, т.е. в понедельник… придя с занятий и всё убрав, я часа в 4 отправился к Н. Вл.
Ну, потом допишу, что дальше, а то иду в лес за грибами.
Продолжаю дальше. У Н.Вл. я услыхал, что в Дерекойке чуть было не утонул мальчик-татарчонок лет 6-7. Его принесли в амбулаторию и там еле-еле откачали.
Едва она кончила свой рассказ, как в окно кто-то постучался. Оказалось, что это мама. Я поспешил поскорей домой. Мама была взволнована,

[ тут вырван лист ]

2 декабря, среда
День сегодня великолепный! Правда, утром немного моросило, но это неважно; часам к двум погода окончательно установилась мягкая, тёплая, влажная. Сегодня я здорово опоздал. Вместо 9 ч. пришёл в 10. В. Вл. c недовольным видом спросил меня, что меня так задержало, я, смущаясь, путаясь в словах, сказал ему, что переделывал стихи. Я это врал, ничего подобного я не делал. Моментально лицо его прояснилось. Стихи – это его слабость. Ведь он поэт, хотя и неизвестный. Ради стихов он простит всё или по крайней мере очень многое.
Он куда-то отошёл, а я пошёл в комнату, где мы занимаемся. Мне как-то было не по себе. Было стыдно, что солгал, и в то же время я сознавал, что выхода не было…
…Наконец, позанимавшись, я пришёл домой и порядком поругался с Витей насчёт уборки… Но мы всё-таки кое-как поладили и всё убрали, затем попилив дрова, натасканные вчера вечером нами и сегодня Витей. Он, впрочем, принёс всего две палки, хотя и ходил к первой поляне.
Затем я с Казаком пошёл в лес и принёс оттуда небольшую сосну. Мама уже была дома и варила суп нам и папе. Она говорила нам, что папа приказал сделать ей суп с мясом и голубцы, а на вопрос, что есть детям, ответил, что дома есть хлеб и т.д.
Затем я переписал часть программы VI гр. и переправил кое-какие стихи.

3 декабря, четверг
Завтра Введение во храм Пресвятой Богородицы, двунадесятый праздник, и я только сегодня узнал это. Может быть, в наказание за мои грехи сегодня я сдал уроки плохо. За последний «генеральный бой» по алгебре я получил только 60 %. Но всё-таки мы пошли дальше.
Дома мне с Витей предстояла уборка. Я помыл спальню и всё убрал и замёл, а он начистил картошки и наносил выварку воды. Причём из-за мытья спальни мы с ним опять поругались, сегодня, впрочем, только один раз… После этой ссоры он ушёл в лес. Я же помыл спальню, чисто убрал её, растопил печку и начал жарить картошку, почищенную Витей. Затем сел за уроки в чистой и сразу сделавшейся уютной комнате. После этого принялся уплетать картошку.
Едва я успел покончить с этим делом, как постучалась мама. Сегодня пришла она очень рано, в 3 часа. Я воспользовался этим и пошёл в лес за Витей. Там мы лазили целый час, пока наконец срубили 3 грабка, два были срублены им раньше. Пришли домой усталые и измученные. Я выпросил у мамы рюмку наливки выпить для «подкрепления сил»…
Затем поужинав макаронами и побаловавшись разрисовыванием на тетради для стихов ангелов и чертей, думаю ложиться спать, в то время, как мама читает «Хижину дяди Тома». Не понимаю, как она её читает, начала с середины и перескакивает через несколько страниц. Впрочем, так же читаю и я иногда…

4 декабря, пятница
Сегодня весь день лил дождь. Мама опять осталась дома. Утром у нас с Витькой произошла ссора, в неё вмешалась мама и ссора вышла всеобщей. Мама разгневанно объявила, что не даст мне ничего есть. Я ответил, что сегодня в рот крошки хлеба не положу и т.д. в таком роде. Потом Витя пошёл за молоком и, снимая на балконе калоши, разбил одну из двух бутылок молока. Мама хорошенько обругала его и сказала, что ничего не будет делать. Потом Витька собрался идти в лес, но мама его, конечно, не пускала, так как дождь лил вовсю. «Слабо пойти в лес» - сказал он мне немного спустя. «Слабо» - ответил я. Он взял топор, постоял немного на площадке и пошёл.
Я пошёл в спальню. «Где Витька?» - сказала мама, глаза её были мокры, я повторил, что он ушёл в лес действительно. Она замолчала. Я не хотел продолжать ссоры и начал есть картошку, несмотря на своё обещание. Затем выпил чаю, ссора была закончена. Через полчаса пришёл Витька; в это время спеклись коржики, и мы с ним начали пить чай. Потом я принялся за тетрадь для «рифм», то есть тетрадь, где я для того, чтобы облегчить себе писание стихов, начал писать какие-нибудь слова, например, на «ан», «ин» и т.д. и подыскивать к ним рифмы, ставя в 5 падежах; работа эта оказалась чрезвычайно трудною, так что я не знаю, кончу ли я её или нет. С этой работой я провозился до вечера. Потом сел за уроки; кончив их, кроме русского языка я с Витей принялся пить чай с вареньем. Затем принялся переписывать программу VI гр. Переписав только географию – 8 стр., я еле держу перо в руках, которым царапаю сии строки. Впрочем, пора ложиться спать, так как уже 10 ч.
Да, я забыл, ведь за уроками я оделся в платье и кофточку мамы и выгляжу девицей лет 16-ти и очень хорошенькой, по словам мамы.


7 декабря, понедельник
Сегодняшний день ничем особенным не отличался от других. Придя с занятий в 11 ч., мы с Витей принялись убирать и, между прочим, поругались опять. Наша ссора была прекращена неожиданно вошедшим в открытую дверь каким-то человеком с портфелем. Людей с портфелями я всегда опасаюсь, боюсь с их стороны какой-нибудь пакости. Так оно и было. Он тихим вежливым тоном объявил, что за недоимки, скопившиеся за папой, пришёл описывать имущество! Потом он сказал, что он, впрочем, хорошо не знает, внесены ли все налоги или нет, и попросил, чтоб мы сказали папе, чтоб он взял с собой все квитанции налогов и что он зайдёт утром, и если квитанции окажутся все налицо, то ничего не будет, если же нет, то придут описывать имущество. Я, конечно, не был обрадован этой новостью и, оставшись с Витей, решили, что завтра дом весь день будет на замке, где бы мы ни были. Потом мы убрали, я помыл спальню, поели картошку. И пришла мама. Затем пошли в лес и принесли с полпуда дров. Ну а затем поужинали жарким из печёнки.



Прежде чем поместить в этом посте окончание дневника моего отца (начало - см. предыдущий пост), я помещу несколько фотографий. У нас сохранилось много документов той эпохи – справки, удостоверения, карточки и пр. Я взяла те, что относятся к годам жизни отца от рождения до окончания школы.

Эта справка, найденная мной среди бумаг архива только сегодня, говорит о том, что, находясь на домашнем обучении, отец мой сдавал экзамены за КАЖДЫЙ пройденный год отдельно (это уточнение к моему предыдущему посту; я думала, что сдал он экзамены один раз и сразу за все классы). В школу папа ходил в 1927-1928 г., а до 1927 года учился на дому. Экзамены 1925-года были лишь промежуточными.



Не смогла найти подлинник аттестата о среднем образовании. Мне кажется, что он есть, но бумаг много, где-то затерялся. Нашла копию. Думаю, это интересно. Из документа видно, что изучали школьники старших классов.


ДНЕВНИК ОДНОГО МАЛЬЧИКА (ОКОНЧАНИЕ)

21 декабря, понедельник
Давненько не брался за перо писать сии строки, откладывал со дня на день и таким образом протянул две недели. А между тем в эти дни было что записать.
Между прочим, прибавилась пара стихов и, не помню, говорил ли, что раньше начал писать рассказ, темой которого послужил «Усиков» рассказ, что какой-то человек поспорил со своим товарищем, что пойдёт ночью на кладбище и вобьёт кол в могилу, и что пошёл и забил; случайно, а может быть и нет , забил в могилу свою шинель и от ужаса умер, вероятно от разрыва сердца. Написал три страницы и бросил…

[ вырван лист ]

…Пришли домой, убрали всё, помыли стулья, столы, комод, плиту кафельную, пол в спальне и балкончик. Витька дров нарубил, и я сел за уроки. Сделал историю, физика была готова, так как в субботу тоже не ходил заниматься, и как раз пришла мама и пошла к Белох предложить ей ботинки, которые сапожник поручил маме продать. Если она возьмётся, за 3 рубля. Мама надеялась заработать рублик и пошла. Через полчаса вернулась. Часа через два пришёл Белох, Синафон с женой Полей. Мама вынула узелок детского белья и предложила второй раз купить. Та согласилась за три рубля. Затем начали торговаться о ботинках. Ох, не люблю я торговаться, прямо противно! А тут моя мама всё время как-то противно смеялась. Потом те ушли. Мама говорит: «Вот теперь и заработали четыре рубля, правда, с рассрочкой. Будет на книги».
Затем сел за «проклятое» сочинение о былинах киевских и новгородских. Третий раз переделывал его на черновике, наконец сделал. Завтра утром перепишу на чистовик и доделаю конец. Съел супа. Просмотрел свои стихи. И – спать! Завтра в 7 часов вставать!..

1 января 1926 г., пятница
Вчера вечером написал недурное стихотворение.
Первый день 1926 года… прошёл ничего. В смысле игр и вообще в таком роде. Утром после занятий я пришёл домой, всё было убрано Витей. Часа в 2 пришла мама. Я пошёл к гаражу, где был Витька. Там были Казак, Жорка Боржомец, Шилка и Крыса, грозившие набить Витьке морду. Я пришёл, схватил одного, другого, говорю: «Бей, не бойся!», - но однако всё обошлось благополучно и даже все мы начали играть в «казаки-разбойники». Около церкви, где мы играли, к нам подошёл Котяра, т.е. Котька Мотлахов, с предложением, которое было принято, играть в «жмурки», т.е. в прятки. Наигрались вволю. Потом пришёл Вовка Мартынов и мы, т.е. я, Витька, Лёнчик, Казак и Вовка пошли на гараж. Там были все гаражные девчонки. Там же была и Таня Г… Принялись играть в «белых и красных». Мы, мальчики, были белые. А все девчонки красные. Бегали мы, бегали, и кончилось тем, что захватили в плен Таню, Татку, сестру Вовки, и его брата Колю лет восьми. Но Татка заупрямилась и не захотела играть, игра расстроилась. Пошёл мелкий дождик и мы, я, Лёнчик и Витя, пошли домой. А как, между прочим, приятно, когда идёшь с хлыстом в руках, означающим ружьё, около «знатной пленницы», ведя её в «крепость» и гордо сжав нос, горячо споришь с ней, кто мошенничает…
…Вот чего от Лёнчика я уж никак не ожидал. Когда он увидел много девочек, звонко смеющихся над чем-то, то он вдруг смутился, застыдился и уж хотел идти домой, но мы его удержали, это от него-то, такого самонадеянного, «фасонистого» и небрежного. Ловко, здорово!
Всё.

2 января, суббота
Вернувшись сегодня домой от занятий, я принялся убирать, Витька был в лесу. Вскоре пришёл и он. Мы вышли гулять на улицу. Там было несколько девчонок. Среди них Женька. Мальчики, и Витька с ними, всё время, сказать по правде, хулиганничали. Потом я пошёл домой. Через некоторое время пришёл Витька. Я пошёл к Н. Вл. и взял у неё карту для военной игры. Мы принялись играть с Витей и, увлекшись, играли часа 2-3. Потом он заявил о сильном своём желании спать. Мы записали игру, сложили всё, и Викентий через минуту спал крепким сном. Я в свою очередь с трудом принудил себя сесть за дневник.

7 января, четверг (25 декабря)
Рождество Христово!
Гм, нельзя сказать, чтобы мы провели его первый день плохо, но и нельзя сказать, чтобы особенно хорошо. Во всём чувствуется какая-то неудовлетворённость…
Проснулся я, вылежался, встал, оделся. Тётка Нюся наконец отдала маме мои брюки, взятые ею для переделки. Сделала она их…так, ничего. Ну, оделся, позавтракал и вышел на улицу. Там было несколько мальчиков. Немного погуляв, я договорился с Лёнчиком, Шурой Игнатьевым, Витей «ихним» и нашим Витькой идти гулять в Ореанду. Потом передумали и… пошли в Ливадию. Там были тоже мальчики. Мы принялись играть. В конце концов перессорились все, и я пошёл домой. Потом пошёл на гараж. Там был Витька. Вошёл в комнату, где жила Анька, сестра Буряка. Там девчонки собирались что-то представлять. Погнали нас. Ушёл на слободку. Там тоже поиграл.
Затем я с Лёнчиком пошёл к Н. Вл. праздновать. Показал, наконец, В. Вл. свои стихи, взяв с него честное слово говорить правду: хорошие стихи или плохие. Прочитав мои 19 стихотворений, он выбрал 7 и сказал, что стихи мои хороши, потом сказал мне, чтобы я пришёл к нему завтра поговорить.
Ну, впрочем, было там не очень интересно. Сначала Лида, Женя С. и Варя Мотлахова пели. Пели, признаться, неважно. Когда они кончили петь «Был у Христа младенца сад», я не удержался, чтобы не сказать: «Ну-ну, пели как громко!» Вл. Вл. с недовольным видом остановил меня. Сегодня он какой-то «важный». И как действительно выглядит интеллигентным поэтом.
После я должен был что-нибудь сыграть; с большим трудом уломали, уговорили меня сделать это. Я сыграл ничего, только в «Периколе» сбился немного. Потом Вл. Вл. читал свои стихи, а затем и мои. К этому, в общем, отнеслись как-то равнодушно, хотя, конечно, старались не показывать этого. Словом, вечер вышел довольно натянутый, несмотря на то, что Вл. Вл. читал в заключение современные юмористические рассказы, которые, впрочем, мало кого рассмешили, исключая Н. Вл., меня, пожалуй Лёнчика и самого Вл. Вл. Лида, хотя и взрослая девица, но как-то мало, по крайней мере, мне так кажется, интересовалась ими, даже два раза зевнула.
Ну а потом провожали до самого дома, без малого версту, Варю. Я, Лёнчик, Витя, Буряк, Женя С., сама Варя быстро шли, весело шутя и разговаривая. Обратно шли ещё быстрей и, проходя мимо двора, где слышались пьяные голоса, пошли уж очень быстро, другими словами говоря, «лаптанули». Постучались в окно, поужинали, выпили чаю с Витей.

8 января, (26 декабря ст. стиля)
Утром был у Н.Вл. Принёс им мои стихи. Мы с Вл. Вл. долго разбирали их. Переправляли их, т.е. не переправляли, а он просто подчёркивал те места, которые я должен исправить, потом читал их все вслух. Стихи, в общем, понравились им обоим. Пил у них какао, чай с вареньем и так незаметно просидел от 11 до полпервого. Схватившись внезапно, что мне надо идти в город, я быстро выбежал от них. Пошли с Витькой в город. Пришли к папе, он дал нам по 10 копеек, покататься на карусели. Но мы не катались, раздумали. Потом я хотел идти домой, Витька грозил пожаловаться папе, если я не пойду на Дерекой, к дяде Ване. Но я всё-таки настоял на своём и пошёл домой. Он пошёл «ябедничать» папе…
Я мрачно шагал по тротуару. Моё… унылое настроение усилилось ещё тем, что мне предстоит дома вечером, наверно, скандал за моё непослушание: идти к дяде Ване…
На нашей площадке собралась масса девчонок и мальчиков, во что-то играли, кажется в «бары», среди них был… Витька…
Что-то будет вечером. А впрочем, ничего. Папа сегодня домой, вероятно, не придёт, а если и придёт, то пускай. Ничего.

9 января, суббота (27 декабря)
Мной начало овладевать опять «поэтическое» настроение.
Море, после вчерашней бури, лежало совершенно спокойно и таинственно темнело в наступающей ночной мгле. Ялта вся пестрела огоньками. Воздух оглашался непрестанным собачьим лаем. Тёмные горы отчётливо рисовались на фоне серого облачного неба. И, несмотря на то, что было довольно сыро, я чувствовал себя как-то… хорошо.
Сегодня днём, когда я пошёл к Н. Вл. переменить книги и поиграть с Лёнчиком в «военную игру», пришёл Павел Владимирович. Вошёл он как-то неожиданно, мы бросились с Лёнчиком и начали тормошить его. Потом Вл. Вл. читал юмористические рассказы… не помню имя автора. Кажется… Лощенко или что-то в этом роде. Словом, фамилия малороссийская и оканчивается на «щенко». Писатель новейший.
Потом мы играли в «стихи». Это оглавление дал я сам сейчас. И действительно, иначе нельзя эту игру озаглавить. Она состояла в том, чтобы каждый написал на данные две рифмы четверостишие. Но вскоре это нас утомило, а П. Вл. стал даже «клевать носом». Лёнчик, по словам Н. Вл., стал «тормошить» П. Вл., да так ловко, что порвал об его пояс свои брюки. «Это вы виноваты, Н. Вл.», - не мог удержаться, чтобы не сказать он.
Потом читали стихи разных поэтов. Кондратьев очень хорошо пишет, по нашему мнению. Все стихи у него какие-то звучные и очень сильные…
Потом пришёл Вл. Семёнович. Мы разошлись по домам, уговорившись с Вл. Вл. и П. Вл. завтра продолжать «военную игру».
Едва только мы пришли домой, как постучалась мама. Мы нарубили дров и разожгли печку. Мама что-то сильно кашляет. Она легла в кровать, говорит, что её сильно знобит и что холодно. Мы её укрыли целым ворохом одежды, и она согрелась и, кажется, уснула. Сон её всё время прерывается глухим кашлем. Непременно надо ей сходить к доктору и ни за что не идти завтра на базар. Что делать, что делать? Никто из нас не знает этого.

16 января 1926 г., суббота
Опишу вкратце, что было особенного в эти дни.
Первым долгом, недавно выпал снег, сейчас же растаял, на другой день выпал более глубокий. И мы устроили у Н. Вл. великолепную снежную крепость.
Потом… потом. Ах, чёрт возьми, я уж и не помню, что было потом…
Сегодня день какой-то дурацкий… скучно как-то.
Скучно… скучно и скучно.

19 января, вторник
Что это такое делается со мной в эти дни? Скука, меланхолия напала, что ли? Всё время я в каком-то тревожном настроении. Стал бояться ложиться спать без того, чтобы не горела лампа. Всё время мерещатся какие-то ужасы. Тяжело как-то… Отчего?! Не знаю… Это настроение ещё усилилось после того, как пришла «тётка Нюся». Пришла и раскудахталась. Сначала так, о том, о сём. Потом вскользь упомянула, что «её» Лёня снимается довольно часто на кино-фабрике и получает три рубля только за то, что, по её выражению, «пройдётся, заложивши руки в карманы». Потом с достоинством сказала, что её Лёня уже заработал целых 7 рублей. Потом перешли на разговор обо мне. Да и мама, тоже ещё… поддакивает, что мол «Коля мой и такой и сякой». А тётка ещё вздумала читать мне нотации: «Лёня мой энергичный в таких делах, сам пришёл к режиссёру и попросился сниматься. А что Коля-то? Что из него выйдет?» Я сказал ей, что мы гадали о том, кто кем будет, и вышло, что я буду правозащитником, Лёня – врачом, а Витя – крупным торговцем. Она снисходительно усмехнулась: «Лёня, может быть врачом, а ты вряд ли будешь правозащитником, для этого нужно хороший дар речи, искусство, а ты как пойдёшь трещать: бу-лу-лу-бу-лы и т.д., так тебя и слушать никто не станет». Ну и так далее.
А впрочем, чёрт с ней! А всё-таки, когда она ушла, то я-таки серьёзно стал думать, кем же я буду? Неужели так и вырасту каким-нибудь… ну… никем. Неужели так из меня ничего и не выйдет?!
Валялся в постели дл 1 ч. дня. Читал всё время Гончарова «Обыкновенная история». Удивительно, как метко передан там тип… человека вообще. Как там описан Александр, с его натурой «дикой» и, по-моему, отчасти похожей на меня. Неужели и из моего «таланта» не выйдет ничего, как не вышло ничего из его творчества? Неужели же и мне предназначена такая же жизнь, как и героям этого романа!? О, что же тогда из меня выйдет!? Кем я тогда буду!? Ох, чёрт возьми, как тяжело, тяжело!
Эх, надо, впрочем, уже кончать. И что хотел сейчас ещё высказать – успею высказать и после."
Subscribe to  kukmor

promo kukmor july 10, 00:30 1708
Buy for 90 tokens
Игра в ШАРИКИ! Здесь ;-) ........................... О самой необычной моей экспедиции здесь: 40 дней,12 стран и 10.000км на ретро Победах ГАЗ-М-20 - http://kukmor.livejournal.com/1385490.html Подборку самых интересных постов этого ЖЖ всегда можно найти вот здесь:…

У меня тоже сохранились дневники отца, аж шесть тетрадей! Открывая дневник, читая записи, как будто разговариваешь с папой, для родственников такие дневники - что-то бесценное. Папе сейчас было бы 87 лет, а в дневниках и воспоминания о войне, он был командиром пулеметного взвода, а был совсем еще мальчишкой, и воспоминания о далеком послевоенном времени, и бытовые записи 90-х!
Читать дневники чужого человека тоже оказывается интересно, прикасаешься к другому времени, к другой жизни.

всегда интересно чем занимались о чем думали люди которые жили задолго до нас

Какие лица на фотографии хорошие...

да приятные люди

у Натальи кусочек прочитала, а у тебя уже больше..
да уж, интересно читать сейчас эти записи.. отличается жизнь современных 14-тилетних мальчиков от тогдашних.

да нашел там продолжение
:-)
очень сильно отличается

Читать такие записи всегда очень трогательно. А как хорош язык!..
"Неужели и из моего «таланта» не выйдет ничего, как не вышло ничего из его творчества? Неужели же и мне предназначена такая же жизнь, как и героям этого романа!? О, что же тогда из меня выйдет!? Кем я тогда буду!? Ох, чёрт возьми, как тяжело, тяжело!
Эх, надо, впрочем, уже кончать. И что хотел сейчас ещё высказать – успею высказать и после."
Ну до чего же приятно прочесть что-то без вот этого нашего современного убожества - стопицот и т.п. Не говоря уже о содержании переживаний четырнадцатилетнего мальчика.

да язык во времена интернета сильно меняется в худшую сторону

ведите блоги, господа.
и сохраняйте копии в резервы.

присоединяюсь =)

потрясающе просто... настоящая живая история

да) очень трогательно

Как хорошо он пишет, этот мальчик. Просто и вместе с тем умнО и спокойно. Не знаю, даже эпитетов больше не подобрать. Я уже наталкивалась на воспоминания людей тех лет, дореволюционных. Все они пропитаны вот этим хорошим покоем и чистотой. Хотя я не любитель говорить о том, что вот рааааньше было замечательно, а теперь всё не то. Жизнь идёт как идёт и туда ей и дорога.

Ой как хорошо такое почитать!!!
Тащу к себе, буду перечитывать еще:))

на здоровье :)

Действительно, чудо, что дневник сохранился. :)

молодцы те кто хранят такое

Очень хорошим русским языком написан дневник мальчика. У меня кстати тоже есть дневник, который я писала в 15 лет. Надо найти и почитать.

публиковаться будет?

Вас процетировали: "Один парень живёт со своим отцом..."

(Deleted comment)
Убираются так часто ,что прямо не реально )))

тоже заметил ага))

Душевно. И очень жизненно. Прямо видела, как в кино, все описанное в дневнике. Очень по-взрослому написано.
Спасибо, Нияз.

пожалуйста :)

(Deleted comment)
очень занимательно! по уровню развития мальчик существенно выше, чем современные. чётко прослеживается ответственность и живая, не закрытая стереотипами искорка мысли.

присоединяюсь

здорово.
Это действительно нужно читать...

фантастическая история!

да удивительно и как написано и то что сохранили

История жизни...

Спасибо, интересно почитать было...

пожалуйста)

Да, пытаюсь представить как был бы написан дневник 14-летнего мальчика наших дней, но что-то не могу представить. :)

О, хорошо, что ты привел у себя этот дневник. Лидия - мой друг, у нее очень интересные записи :)

поэтому нужно вести свой дневник!

Интересно заглянуть в прошлое.Спасибо Нияз за экскурс.Я к своему дню рождения выпустила пост посвященный воспоминаниям о маме с фото до и послевоенных лет "День рождения с мамой", если Вам интересно, то гляньте по ссылке. С уважением к Вам Lusi
http://lusisoleil.livejournal.com/83466.html

Интересно, будут ли наши дети читать потом наши ЖЖ и блоги? Или это уже настолько вошло в жизнь, что в будущем не будет восприниматься как что-то особенное, сродни вот этому дневнику 100 летней давности.

думаю будет особенным
и архаичным выглядеть))

?

Log in

No account? Create an account